Погода в Челябинске
Разместить рекламу>>>
Новости города Челябинска Мир74

Современный городской портал Челябинска

Сегодня

Челябинск » Новости Челябинска » «Ни один ГОК в мире не работал без аварий»: специалист раскритиковал планы РМК по рекультивации Коркинского разреза с использованием отходов Томинского ГОКа

«Ни один ГОК в мире не работал без аварий»: специалист раскритиковал планы РМК по рекультивации Коркинского разреза с использованием отходов Томинского ГОКа

Инженер-металлург из Челябинска Александр Кожейкин назвал несбыточными планы РМК по рекультивации Коркинского разреза с использованием отходов Томинского ГОКа.

Как передает корреспондент, Кожейкин направил в Общественную палату России письмо, в котором выразил недоумение тем, почему «главные общественники» страны решили выслушать лишь сторону, которая заинтересована в продвижении своего экологически опасного проекта –Томинского ГОКа, но не пригласили представителей региональной общественности.

Как следует из опроса ВЦИОМ, 73% жителей Челябинска выступили против строительства ГОКа. И не учитывать мнение такого количества людей палата, именующая себя Общественной, никак не может.

«Открывая заседание, первый заместитель председателя комиссии ОП РФ по экологии и охране окружающей среды Валерий Серов отметил, что Коркинский угольный разрез является самым большим в Европе и в своем нынешнем состоянии представляет собой объект накопленного экологического вреда и источник повышенного негативного воздействия на окружающую среду. Это верно, – отмечает автор письма. – Но верно и то, что предлагаемая рекультивация по тому варианту, который предлагает РМК, не решит, а усугубит экологические проблемы».

По сути, происходит подмена понятий. Рекультивация земель предполагает засыпку вскрышными породами, а затем почвой, но никак не измельченными отходами обогащения руды, которые содержат мышьяк, кадмий, молибден, свинец, пирофорные сульфиды железа и тяжелых цветных металлов в огромном количестве и многие токсичные вещества 1 и 2 классов опасности, констатирует инженер.

Проводились ли исследования на предмет возможного взаимодействия сульфидов и горящей серы (ведь в металлургии давно известно насколько сильна экзотермическая составляющая горения сульфидов)? К примеру, на цинковом заводе за счет реакции окисления сульфидов работают печи кипящего слоя, а ведь возможны и реакции с образованием токсичных и отравляющих газов, отмечает инженер.

«Специалисты Уральского государственного горного университета (УГГУ) утверждают, что порода пустая. Но это не так, – продолжает Александр Кожейкин. – Проанализируйте, что такое хвосты от обогащения? Никаких эмоций. Только цифры. При заявленном на сайте РМК годовом объеме переработки руды в 28 миллионов тонн и получении 0,5 миллиона тонн медного концентрата, при содержании мышьяка в медно-порфировой руде 0,003% только за один год в хвостохранилище будет накоплено 825 тонн мышьяка. За весь период эксплуатации ГОКа (28 лет) это составит 23 тысячи 100 тонн мышьяка. При этом все соединения мышьяка высокотоксичны, смертельная доза в научной литературе варьирует от 0,05 до 0,2 грамма».

Кроме того, предложение УГГУ по переносу хранилища отходов в Коркинский карьер противоречит российскому законодательству, считает металлург. Согласно закону отходы производства и потребления подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению и захоронению, условия и способы которых должны быть безопасными для окружающей среды. Запрещаются: сброс отходов производства и потребления в поверхностные и подземные водные объекты, на водосборные площади, в недра и на почву; размещение опасных отходов на территориях, прилегающих к городским поселениям, в иных местах, в которых может быть создана опасность для окружающей среды, естественных экологических систем и здоровья человека; захоронение опасных отходов на водосборных площадях подземных водных объектов, используемых в качестве источников водоснабжения.

Но предложение УГГУ еще и с инженерной точки зрения не обосновано и не осуществимо. «Как специалист-практик с дипломом инженера-металлурга, побывавший более чем на 10 предприятиях цветной металлургии и довольно долго проработавший на заводах ЦМ, знаю: одно дело – озвучить предложение перенести 770 миллионов тонн на 13-километровое расстояние, а другое дело – реально осуществить перенос такой массы», – заявляет Александр Кожейкин.

Поскольку перепад высот незначителен, самотеком пульпа заявленной плотности не пойдет, рассуждает он. Отпадают варианты пневмотранспорта и передачи по транспортерам. «Насколько я понял, если сгущенную пасту не разбавить водой в минимальном соотношении 1:1, по трубе ее не прокачать. На практике на заводах пульпы обычно имеют соотношение жидкости к твердой массе 2:1, 3:1 и выше, но забивки все равно случаются», – продолжает инженер.

Но в таком случае возникает ряд вопросов. Откуда предполагается брать воду, если в год ее понадобится не менее 10 миллионов кубометров? К примеру, объем озера Синеглазово 33 миллиона кубометров, то есть за три года оно будет вычерпано. Откуда предполагается брать воду в оставшиеся 25 лет работы Томинского ГОКа?

Еще один вопрос: какие меры безопасности будут предприниматься для безаварийной и безопасной перекачки отходов химического производства? Какова зона отчуждения, численность охраны и обслуживающего персонала? Как предполагается прокладывать магистраль на 13 километров? В обход дорог и сооружений? Как будут решать вопросы с собственниками земель?

Третий вопрос: производились ли необходимые технико-экономические расчеты по количеству труб, числу магистралей, необходимой производительности и числа насосных станций? Каким образом планируется обеспечить перекачку 75 тысяч 342 тонн породы в сутки или 3 тысяч 139 тонн в час? «Реальная производительность известных мне насосов от 40 до 70 кубов пульпы в час», – отмечает челябинец. У РМК есть какие-то чудо-насосы, многократно превосходящие эту мощность? Или все же предполагается организовать хвостохранилище по первоначальному плану в 10 километрах от Шершней и перегонять в Коркино столько химических отходов, сколько это представится технически возможным?

Все перечисленное говорит: предложение о переносе хвостохранилища в Коркино настолько непродуманно, что если оно бы и было осуществимо, то это новый проект с новыми рисками и новыми обоснованиями и согласованиями. Если предполагается перекачивать под землей – то возникают вопросы экологической безопасности при неизбежных утечках.

И, наконец, как будет работать схема в зимой, при отрицательных температурах? «Практика показывает: трубы на поверхности просто замерзнут, – пишет челябинец. – Таким образом, в зимнее время перекачка невозможна технически, и в климатических условиях нашей страны прецедентов не было. Прокладка под землей – вариант для пульпы неприемлемый, частые забивки, невозможность точного определения места, где это случилось, приведут к тому, что реально никакой перекачки не будет».

Александр Кожейкин резюмирует: «Ни один ГОК в мире не строился такой огромной производительности, так близко от миллионного города и его питьевого источника. Ни один ГОК в мире не работал без аварий. Экономический и социальный ущерб от катастрофических последствий работы ГОКа многократно превысит выгоду от его деятельности и отрицательно скажется на всех сторонах жизни региона».



Источник: newdaynews.ru

Подпишись на нашу группу ВКонтакте





Комментарии (0)
Добавить комментарий
Ваше Имя: Ваш E-Mail:
Введите текст, показаный на изображении: *
CTRL+Enter тоже сработает!
Оставить комментарий
Постоянный адрес статьи:


Загадайте желание и нажмите на одну из кнопок. Ваше желание обязательно сбудется!
Опубликовал admin  ⋅   30 января 2017  ⋅   Новости Челябинска  ⋅   Комментариев 0  ⋅   Просмотров 682  ⋅   В закладки